13:50 

Культура русского средневековья

Детё света
Монголо-татарское нашествие и установление тяжелого золотоордынского ига нанесли страшный удар по культуре Руси, задержав ее дальнейшее поступательное развитие и положив начало ее отставанию от развития культуры передовых западноевропейских стран.
Было уничтожено много материальных и духовных ценностей, среди которых могли быть памятники, близкие по своей художественной значимости «Слову о полку Игореве» и храму Покрова на Нерли. Потрясенный размерами обрушившихся на Русь бедствий, известный церковный проповедник XIII в. Серапион Владимирский с горестью восклицал: «Величество наше смери-ся, красота наша погыбе... Несть казни кая бы не преминала нас и ныне беспрестани казнимы есмы...» Были истреблены или уведены в плен лучшие ремесленные и художественные силы страны, разорено большинство городов, центров развития средневековой культуры. Исчезли навсегда или были утрачены на столетия некоторые виды ремесла, ремесленных технологических приемов, уровень ремесленного и художественного мастерства резко снизился. На полстолетия прекратилось каменное строительство. Надолго прекратилось и замечательное искусство белокаменной резьбы. Прекращение каменного строительства приостановило развитие фресковой живописи. В связи с этим возросла роль станковой иконописи, но иконы конца XIII — начала XIV в. в своем большинстве отличались примитивностью рисунка, бедностью цветового решения. Тяжелый удар был нанесен основе развития духовной культуры — письменности. Во время нашествия и в последующих грабительских вторжениях монголо-татар погибло огромное количество книг.
В первое столетие после нашествия усилия русского народа были направлены на восстановление разрушенного хозяйства и сохранение уцелевших от гибели культурных ценностей. Церковный собор во Владимире (1274 г.) выносит постановление о сборе уцелевших от гибели рукописных книг. Важную роль в сохранении культурного наследства сыграли Новгород, Псков и ряд западнорусских городов, не испытавших непосредственно татаро-монгольского погрома. В них сохранялись и продолжались традиции древнерусской письменности, архитектуры и живописи.
Со второй половины XIV в. в русских землях начался культурный подъем, опиравшийся на восстановление хозяйства и дальнейшее экономическое развитие страны, на первые успехи в освободительной борьбе и объединительном процессе. Общее направление и основное содержание развития культуры Руси в XIV — XV вв. определялось задачами объединительного процесса и освободительной борьбы, объединявшими усилия всех прогрессивных сил страны.
Летописание
Среди жанров русской литературы ведущую роль продолжало сохранять летописание, находившееся в руках феодальных кругов. После временного упадка, вызванного нашествием, летописание возобновляется во всех крупнейших политических центрах Руси. В областном летописании находила отражение борьба между объединительными и сепаратистскими тенденциями. Тенденциозное освещение событий в других землях соединялось в нем с патриотической темой исторического единства Русской земли и ее борьбы за свою независимость, что подчеркивалось традицией начинать летописное повествование с «Повести временных лет».
Со второй половины XIV в. наибольшее значение приобретает московское летописание, последовательно проводившее идею общерусского единства, идею исторической миссии Москвы в государственно-политическом объединении Руси как наследницы Киева и Владимира. В составленных в 1392 и 1408 гг. в Москве летописных сводах, носивших уже общерусский характер, обосновывались непрерывность великого княжения московских князей и их исторические права на главенство в объединительном процессе. В середине XV в. в Москве был создан первый русский «Хронограф» — краткая всемирная история с включением в нее сведений из русской истории.
Устное творчество и литература
Предполагаемый портрет великого князя Всеволода Большое Гнездо (икона Дмитрия Солунского. XIII в.) Ведущей темой в устном народном творчестве и литературе стала тема борьбы с монголо-татарами, борьбы за государственно-политическое единство страны. Одним из приемов разработки этой патриотической темы было обращение к героическому прошлому могучей Киевской державы. Древний цикл былин о киевских богатырях перерабатывается и дополняется новыми, в которых главными врагами Руси выступают уже не печенеги и половцы, а монголо-татары, ханы Золотой Орды. Особый цикл былин сложился в Новгороде, в которых прославлялись богатство и могущество «вольного» города, свободолюбие и мужество новгородцев в защите своего города, находила отражение напряженная классовая и внутриполитическая борьба (былины о Садко Сытиниче, о Василии Буслаеве и др.). В XIV — XV вв. складывается жанр народных поэтических и исторических песен, в которых воспевались героические подвиги русских людей в защите своей земли, их преданность отчизне, давалась народная оценка отдельным историческим событиям и лицам. Многие из этих песен в переработанном виде вошли в состав летописных текстов и литературных сборников, легли в основу оригинальных литературных произведений. Таковы историческая песня о Щелкане Дудентьевиче, повествовавшая о народном восстании в Твери в 1327 г., повесть о битве на Калке, поэтические повести о рязанской княгине Евпраксии, о девушках-полонянках, «Сказание о граде Китеже», эпические дружинные воинские повести о разорении Батыем Рязани, об обороне Владимира и Киева, о легендарных русских богатырях Евпатии Коловрате, Меркурии Смоленском и Сухмане. В традициях народных «плачей» было написано «Слово о погибели Русской земли», прославлявшее и величие Русской земли, и могущество ее князей накануне нашествия. В летописных повестях нашли отражение почти все наиболее памятные для народа эпизоды борьбы с монголо-татарами вXIV — XV вв. (борьба с Мамаем, взятие и сожжение Москвы Тохтамышем, приход на Русь Тимура, Едигея и др.). В жанре «житий» создаются повести о князьях, прославившихся в борьбе с захватчиками (о псковском князе Довмонте, о жизни и воинских подвигах Александра Невского, о гибели в Орде Михаила Ярославича и др.).
Историческая победа на Куликовом поле вызвала высокий подъем народного самосознания, отразившийся во всех отраслях духовной культуры и прежде всего в литературе. В конце XIV — начале XV в. создается целый цикл летописных повестей и «сказаний» о Куликовской битве, «Сказание о Мамаевом побоище» и патетическая художественная поэма «Задонщина», автор которой (Сосро-ний Рязанец) сознательно построил ее по схеме «Слова о полку Игореве», широко использовав его художественные образы и приемы. Но если «Слово о полку Игореве» окрашено тревогой и болью за судьбы Русской земли, раздираемой княжескими усобицами, то «Задонщина» полна радости и гордости за одержанную победу, уверенности в скором освобождении от ига. «Задонщина» прославляет Москву как новый государственно-политический центр всей Руси и московского князя Дмитрия Ивановича Донского, сумевшего организовать и объединить политические силы почти всей Руси для борьбы с врагом. Эта роль Москвы подчеркивается и в написанном в церковных кругах «Слове о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя русьскаго».
В подъеме русской литературы и искусства, охватившем все русские земли, большое значение имело восстановление и расширение активных культурных связей с европейскими странами и странами Востока. Значительно расширился ореал «хожений», написанных русскими путешественниками, среди которых все большее место занимают описания русских посольств в западноевропейские страны. Выдающимся литературным памятником XV в. является «Хожение за три мор»—тверского купца Афанасия Никитина (1466—1472 гг.), содержащее ценные сведения о жизни и культуре народов Индии.
Враждебность русской православной церкви к католическому Западу препятствовала активному восприятию достижений передовой культуры эпохи Возрождения, начавшейся в ряде западноевропейских стран. Для Руси того времени важное значение приобрели культурные связи с Болгарией и Сербией, оказавшие заметное влияние на русскую литературу и изобразительное искусство. Из южнославянской церковной «житийной» литературы русские книжники восприняли сложную литературно-стилистическую манеру письма, отличавшуюся витиеватой словесной вычурностью («плетение словес»), нарочитой торжественностью и риторичностью как средствами раскрытия возвышенного эмоционального состояния человека, постоянством приемов в характеристике положительных и отрицательных образов. Выдающимися мастерами этого стиля были Епифаний Премудрый автор известных «ЖИТИЙ» Сергия Радонежского и Стефана Пермского, и Пахомий Серб (Логофет). Вместе с тем в XV в. были написаны и отдельные «жития», лишенные искусственной риторики и близкие по своей основе к устному народному творчеству («жития» Михаила Клопского, Петра — царевича Ордынского, житийная повесть о муромском князе Петре и деве Февронии и др.).
Живопись
Своего наивысшего расцвета в конце XIV — первой половине XV в. достигла церковная живопись. В современной литературе русскую культуру этого времени иногда характеризуют как «русское Возрождение», имея в виду возрождение и дальнейшее развитие нарушенных монголо-татарским нашествием лучших традиций культуры древнерусской народности.
Литературная активность и небывалое по темпам и результатам развития изобразительное искусство на Руси в конце XIV — начале XV в. происходили в условиях высокого патриотического подьема и всей духовной жизни народа после Куликовской битвы, в условиях формирования национального самосознания русского народа, собирания всех его сил в борьбе за государственное единство. В жестких рамках богословских канонов и традиций средневековой церковной живописи русские мастера смогли создать произведения большого общественного значения, отвечавшие политическим задачам Руси и духовным запросам людей того времени. В творчестве Феофана Грека и Андрея Рублева древнерусское изобразительное искусство достигло своей вершины. Центральной темой их творчества и творивших рядом и вместе с ними других замечательных мастеров (Симеона Черного, Даниила Черного, Прохора из Городца и др.) становится человек и его внутренний духовный мир, раскрываемый иконописными средствами через сюжеты церковной мифологии.
Феофан Грек, для которого Русь стала второй родиной, соединил в своем творчестве лучшие традиции византийского искусства с достижениями русских живописных школ, оказав огромное влияние на творчество современных ему русских мастеров, вместе с которыми он работал сначала в Новгороде, а затем в Москве. Темпераментная, смелая, поражавшая современников манера письма Феофана Грека, подчас не считающаяся с принятыми канонами и образцами иконописи, создавала образы людей, полных внутреннего духовного напряжения, экспрессии, драматизма или погруженных в мудрую философскую созерцательность. Суровые и экспрессивные, глубоко индивидуальные образы, созданные Феофаном Греком в особой, только ему присущей манере, были понятны и близки его современникам. Лучшими работами Феофана Грека, наиболее полно раскрывающими всю самобытность и мощь его творчества, являются написанные им фрески в новгородской церкви Спаса на Ильине и часть икон из иконостаса Благовещенского собора в Московском Кремле.
Творчество Андрея Рублева — высшая точка в развитии древнерусского искусства и одна из вершин мирового искусства. Рублев был непревзойденным мастером лаконичной и в то же время необыкновенно выразительной композиции, удивительного по мягкости и гармоничности живописного колорита. В отличие от экспрессивных, часто полных душевного драматизма образов Феофана Грека, Андрей Рублев стремился соединить в своих художественных образах глубоко индивидуальные черты характера с обобщенным идеалом нравственного совершенства, чистоты и просветленности, передать в иконописных образах тончайшие душевные переживания, добиваясь от каждого образа философского, полного гуманистического содержания обобщения и зрительной наглядности. Созданная Рублевым икона «Троица», наиболее полно раскрывающая его творческие принципы и живописные приемы, принадлежит к самым выдающимся произведениям мирового изобразительного искусства.
Особое место в истории русского средневекового искусства занимает живопись Новгорода и Пскова, отличавшаяся яркостью красок, динамичностью и выразительностью композиции, стремлением живописцев к созданию более реалистических иконописных образов, в которых легко просматривались черты современников (фрески Волотовской и Мелетовской церквей, икона «Молящиеся новгороды» и др.). В стремлении к реалистич-ности изображения, в известной свободе толкования и восприятия сюжетов церковной живописи отражались демократические черты культуры этих городов, находили отзвук распространенные среди горожан оппозицион-ные официальной церкви еретические движения .
Архитектура
В XIV — XV вв. продолжалось развитие местных архитектурных школ, среди которых все большее значение приобретает московская школа, опиравшаяся на традиции владимиро-суздальского зодчества. Каменное стро-ительство в Москве началось при Иване Калите, заложившем основу соборного ансамбля московского Кремля, строительство которого было завершено при Иване III и Василии III. При Дмитрии Донском в Москве воздвигается первый в Северо-Восточной Руси белокаменный Кремль. С постепенным утверждением за Москвой значения столицы формировавшегося единого Русского государства каменное строительство в ней приобретает национально-государственное значение. Идеологической основой развития московской архитектурной мысли являлась доктрина о Москве как новой столице «всея Руси», унаследовавшей политические заветы Киевской державы и Владимиро-Суздальского княжества времени их наивысшего расцвета и могущества. Московские зодчие производят реставрацию и обновление ряда уникальных памятников владимирского зодчества (соборы во Владимире, Переяславле-Залесском, Юрьеве-Польском и др.). Памятниками раннемосковского зодчества, выстроенными в начале XV в. в традициях владимирского зодчества, являются соборы Успения на Городке и в Саввино-Сторожевском монастыре близ Звенигорода, Троицкая церковь в Троице-Сергиевом монастыре и собор Андроникова монастыря в Москве. Для московских зодчих уже в это время было характерным стремление к использованию в каменном строительстве элементов деревянного зодчества, что в дальнейшем, в XVI в., приведет к созданию в храмовом строительстве особого, так называемого шатрового стиля. Но Москва не могла ограничиться повторением, или модернизацией, достижений владимирского зодчества. Объединительной политике Москвы должна была соответствовать такая же политика и в области искусств: кристаллизация национального архитектурного стиля на основе синтеза архитектурных традиций Киева и Владимира с лучшими традициями местных архитектурных школ. Условия для такого синтеза были созданы в последней трети XV в. в результате завершения объединения русских земель в единое государство и превращения Москвы в столицу «всея Руси».
Особенности в развитии местных архитектурных школ наиболее наглядно прослеживаются на примере архитектурного строительства в Новгороде в XIV — XV вв. Новые веяния в новгородской архитектуре наиболее ярко сказались в выстроенных в XIV в храмах Федора Стратилата «на Ручью» (1361 г.) и Спаса на Ильине (1374 г.). В отличие от суровых, тяжелых по форме, лишенных каких-либо украшений новгородских храмов XII — XIII вв., эти храмы были легкими по своему внешнему облику, нарядными и торжественными. Это явный результат влияния деревянного зодчества, для которого было характерным стремление к созданию светлых, радостных, «узорочных» сооружений. Но в отличие от московского зодчества, впитывавшего в себя опыт и традиции местных архитектурных школ с целью выработки общенационального архитектурного стиля, новго-родское зодчество в XV в. замкнулось в рамках своих старых традиций, повторяя в новых сооружениях облик построек XIV и даже XII — XIII вв. Искусственной консервацией старых архитектурных форм и традиций новгородское боярство стремилось подкрепить сепаратистскую идею «исконней» независимости «Господина Великого Новгорода» и его культуры. Это вело к искусственной изоляции новгородской культуры от культуры других русских земель, к застою, а затем и к упадку культурной жизни Новгорода.
Сложение в эпоху феодальной раздробленности местных областных культурных центров и школ создавало разносторонность и разнообразие русской культуры во всех ее областях. Вместе с тем по мере ликвидации политической самостоятельности удельных княжеств за Москвой утверждается не только значение государственно-политического, религиозного и этнического центра формировавшегося Русского государства и великорусской народности, но и значение общенационального культурного центра. В Москве сосредоточиваются лучшие культурные силы страны, деятельность которых формировала самобытную культуру великорусской народности на основе соединения культурного наследия древнерусской народности с лучшими традициями местных культурных центров и достижений культуры других стран и народов.

Ссылка




РУССКАЯ КУЛЬТУРА XVI в.
Религиозное мировоззрение по-прежнему определяло духовную жизнь общества. Большую роль в этом сыграл и Стоглавый собор 1551 г. Он регламентировал искусство, утвердив образцы, которым надлежало следовать. В качестве образца в живописи формально провозглашалось творчество Андрея Рублева. Но имелись в виду не художественные достоинства его живописи, а иконография расположение фигур, использование определенного цвета и т.п. в каждом конкретном сюжете и изображении. В зодчестве за образец брался Успенский собор Московского Кремля, в литературе сочинения митрополита Макария и его кружка.
В XVI в. завершается формирование великорусской народности. В русских землях, вошедших в состав единой державы, все больше общего обнаруживалось в языке, быте, нравах, обычаях и т.п. В XVI в. ощутимее, чем прежде, проявлялись светские элементы в культуре.
Общественно-политическая мысль. События XVI в. вызвали обсуждение в русской публицистике многих проблем того времени: о характере и сути государственной власти, о церкви, о месте России среди других стран и т.д.
В начале XVI в. было создано литературно-публицистическое и историческое сочинение "Сказание о великих князьях Владимирских". Это легендарное сочинение начиналось с рассказа о Великом потопе. Затем следовал перечень властителей мира, среди которых особо выделялся римский император Август. Он якобы послал на берега Вислы своего брата Пруса, основавшего род легендарного Рюрика. Последний был приглашен в качестве русского князя. Наследник Пруса и Рюрика, а следовательно и Августа, киевский князь Владимир Мономах получил от константинопольского императора символы царской власти шапку-венец и драгоценные бармы-оплечья. Иван Грозный, исходя из своего родства с Мономахом, с гордостью писал шведскому королю: "Мы родством от Августа кесаря ведемся". Российское государство, по млению Грозного, продолжало традиции Рима и Киевской державы.
В церковной среде был выдвинут тезис о Москве "третьем Риме". Здесь исторический процесс выступал как смены мировых царств. Первый Рим -"вечный город" — погиб из-за ересей; "второй Рим" — Константинополь из-за унии с католиками; "третий Рим" — истинный хранитель христианства Москва, которая будет существовать вечно.
Рассуждения о необходимости создания сильной самодержавной власти, опирающейся на дворянство, содержатся в сочинениях И.С. Пересветова. Вопросы, касающиеся роли и места знати в управлении феодальним государством, нашли отражение в переписке Ивана IV и князя Андрея Курбского.
Летописание. В XVI в. продолжало развиваться русское летописание. К сочинениям этого жанра относится "Летописец начала царства", в котором описаны первые годы правления Ивана Грозного и доказывается необходимость установления царской власти на Руси. Другим крупным сочинением того времени является "Книга Степенная царского родословия". Портреты и описания правлений великих русских князей и митрополитов в ней расположены по 17 степеням от Владимира I до Ивана Грозного. Подобное расположение и построение текста как бы символизирует нерушимость союза церкви и царя.
В середине XVI в. московские летописцы подготовили огромный летописный свод, своеобразную историческую энциклопедию XVI в. так называемую Никоновскую летопись (в XVII в. принадлежала патриарху Никону). Один из списков Никоновской летописи содержит около 16 тыс. миниатюр цветных иллюстраций, за что получил название Лицевого свода ("лицо" изображение).
Наряду с летописанием дальнейшее развитие получили исторические повести, в которых рассказывалось о событиях того времени. ("Казанское взятие", "О прихождении Стефана Батория на град Псков" и др.) Создавались новые хронографы. Об обмирщении культуры свидетельствует. написанная в это время книга, содержащая разнообразные полезные сведения руководства как в духовной, так и в мирской жизни, "Домострой" (в переводе домоводство), автором которой считают Сильвестра.
Начало книгопечатания. Началом русского книгопечатания принято считать 1564 г., когда первопечатником Иваном Федоровым была издана первая русская датированная книга "Апостол". Однако существуют семь книг без точной даты издания. Это так называемые анонимы книги, изданные до 1564 г. Организацией работ по созданию типографии занимался один из талантливейших русских людей XVI в. Иван Федоров. Типографские работы, начатые в Кремле, были переведены на Никольскую улицу, где построили специальное здание для типографии. Кроме религиозных книг Иван Федоров и его помощник Петр Мстиславец в 1574 г. во Львове выпустили первый русский букварь "Азбуку". За весь XVI в. в России типографским способом было издано всего 20 книг. Рукописная книга занимала ведущее место и в XVI, и в XVII в.
Архитектура. Одним из выдающихся проявлений расцвета русской архитектуры было строительство шатровых храмов. Шатровые храмы не имеют внутри столбов, и вся масса здания держится на фундаменте. Наиболее известными памятниками этого стиля являются церковь Вознесения в селе Коломенском, построенная в честь рождения Ивана Грозного, Покровский собор (Василия Блаженного), сооруженный в честь взятия Казани.
Другим направлением в архитектуре XVI в. было строительство больших пятиглавых монастырских храмов по образцу Успенского собора в Москве. Подобные храмы были сооружены во многих русских монастырях и как главные соборы в крупнейших русских городах. Наиболее известны Успенский собор в Троице-Сергиевом монастыре, Смоленский собор Новодевичьего монастыря, соборы в Туле, Суздале, Дмитрове я других городах.
Еще одним направлением в архитектуре XVI в. было строительство небольших каменных или деревянных посадских храмов. Они являлись центрами слобод, населенных ремесленниками определенной специальности, и посвящались определенному святому покровителю данного ремесла.
В XVI в. велось широкое строительство каменных кремлей. В 30-е годы XVI в. прилежащая с востока к Московскому Кремлю часть посада была обнесена кирпичной стеной, названной Китайгородской (ряд историков считает, что название произошло от слова "кита" вязка жердей, используемых при строительстве крепостей, другие полагают, что название произошло либо от итальянского слова город, либо от тюркского крепость). Стена Китай-города защищала торг на Красной площади и близлежащие слободы. В самом конце XVI в. архитектором Федором Конем были возведены белокаменные стены 9-километрового Белого города (современное Бульварное кольцо). Затем в Москве возвели Земляной вал 15-километровую деревянную крепость на валу (современное Садовое кольцо).
Каменные крепости-сторожи были возведены в Поволжье (Нижнем Новгороде, Казани, Астрахани), в городах южнее (Туле, Коломне, Зарайске, Серпухове) и западнее Москвы (Смоленске), на северо-западе России (Новгороде, Пскове, Изборске, Печорах) и даже на далеком Севере (Соловецких островах).
Живопись. Крупнейшим русским живописцем, жившим в конце XV начале XVI в., был Дионисий. К произведениям, принадлежащим его кисти, относятся фресковая роспись Рождественского собора Ферапонтова монастыря под Вологдой, икона с изображением сцен из жизни московского митрополита Алексея и др. Живописи Дионисия присущи необычайная яркость, праздничность, изысканность, которых он достигал, применяя такие приемы, как удлинение пропорций человеческого тела, утонченность в отделке каждой детали иконы или фрески.
РУССКАЯ КУЛЬТУРА ХVII в.
В XVII в. начинается складывание всероссийского рынка. С развитием ремесла и торговли, ростом городов связано проникновение в русскую культуру и широкое распространение в ней светских элементов. Этот процесс получил в литературе название "обмирщения" культуры (от слова "мирской" светский).
Обмирщению русской культуры противилась церковь, видевшая в нем западное, "латинское" влияние. Московские правители XVII в., стремясь ограничить влияние Запада в лице прибывавших в Москву иностранцев, заставляли их селиться подальше от москвичей в специально отведенной для них Немецкой слободе (ныне район ул. Баумана). Однако новые идеи и обычаи проникали в установившийся быт Московской Руси. Стране нужны были знающие, образованные люди, способные заниматься дипломатией, разбираться в новшествах военного дела, техники, мануфактурном производстве и т.д. Расширению политических и культурных связей со странами Западной Европы способствовало воссоединение Украины с Россией.
Просвещение. Во второй половине XVII в. было создано несколько государственных школ. Работала школа по подготовке служащих для центральных учреждений, для Печатного двора. Аптекарского приказа и др. Печатный станок дал возможность издавать массовым тиражом единообразные пособия для обучения грамоте и арифметике. Об интересе русских людей к грамоте свидетельствует распродажа в Москве (1651) в течение одного дня "Букваря" В.Ф. Бурцева, изданного тиражом 2400 экземпляров. Были опубликованы "Грамматика" Мелетия Смотрипкого (1648) и таблица умножения (1682).
В 1687 г. в Москве было основано первое высшее учебное заведение — Славяно-греко-латинская академия, где учили "от грамматики, риторики, пиитики, диалектики, философии... до богословия". Возглавили Академию братья Софроний и Иоанникий Лихуды, ученые-греки, окончившие университет в Падуе (Италия). Здесь готовили священников и чиновников. В этой академии учился и М.В. Ломоносов.
В XVII в., как и раньше, шел процесс накопления знаний. Большие успехи были достигнуты в области медицины, в решении практических задач по математике (многие умели с большой точностью измерять площади, расстояния, сыпучие тела и т.п.), в наблюдении за природой.
Значительный вклад в развитие географических знаний внесли русские землепроходцы. В 1648 г. экспедиция Семена Дежнева (за 80 лет до Витуса Беринга) вышла к проливу между Азией и Северной Америкой. Самая восточная точка нашей страны носит сейчас имя Дежнева.
Е.П. Хабаров в 1649 г. составил карту и изучил земли по Амуру, где были основаны русские поселения. Его имя носят город Хабаровск и поселок Ерофей Павлович. В самом конце XVII в. сибирский казак В.В. Атласов обследовал Камчатку и Курильские острова.
Литература. В XVII в. созданы последние летописные сочинения. "Новый летописец" (30-е годы) излагал события от смерти Ивана Грозного до окончания смутного времени. В нем доказывались права новой династии Романовых на царский престол.
Центральное место в исторической литературе заняли исторические повести, имевшие публицистический характер. Например, группа таких повестей ("Временник дьяка Ивана Тимофеева", "Сказание Авраамия Палипына", "Иное сказание" и др.) была откликом на события Смутного времени начала XVII в.
Проникновение светских начал в литературу связано с появлением в XVII столетии жанра сатирической повести, где действуют уже вымышленные герои. В "Службе кабаку", "Повести о куре и лисе", "Калязинской челобитной" содержалась пародия на церковную службу, высмеивались обжорство и пьянство монахов, в "Повести о Ерше Ершовиче" судебная волокита и взяточничество. Новыми жанрами были мемуары ("Житие протопопа Аввакума") и любовная лирика (Симеон Полоцкий).
Воссоединение Украины с Россией дало толчок созданию первого русского печатного сочинения по истории. Киевский монах Иннокентий Гизель составил "Синопсис" (обозрение), где в популярной форме содержался рассказ о совместной истории Украины и России, которая начиналась с момента образования Киевской Руси. В XVII первой половине XVIII в. "Синопсис" использовался как учебник русской истории.
Театр. Был создан придворный театр в Москве (1672), просуществовавший лишь четыре года. В нем играли немецкие актеры. Мужские и женские роли исполнялись мужчинами. В репертуаре театра были пьесы на библейские и легендарно-исторические сюжеты. Придворный театр не оставил сколько-нибудь заметного следа в русской культуре.
В русских городах и селах широкое распространение со времен Киевской Руси получил бродячий театр театр скоморохов и Петрушки (главный герой народных кукольных представлений). Правительство и церковные власти преследовали скоморошество за веселый и смелый юмор, обличавший пороки власть предержащих.
Архитектура. Архитектурные сооружения XVII в. отличаются большой живописностью. Они асимметричны как в рамках одного здания, так и в ансамбле. Однако в этой кажущейся беспорядочности архитектурных объемов есть и цельность, и единство. Здания XVII в. многоцветны, декоративны. Особенно любили зодчие украшать затейливыми, непохожими друг на друга наличниками окна зданий. Широкое распространение в XVII в. получили многоцветные "солнечные плитки" — изразцы и украшения из резного камня и кирпича. Такое обилие украшений, расположенных на стенах одного здания, называли "каменным узорочьем", "дивным узорочьем".
Эти особенности хорошо прослеживаются в Теремном дворце царя Алексея Михайловича в Кремле, в дошедших до нас каменных палатах московских, псковских, костромских бояр XVII в., в Новоиерусалимском монастыре, выстроенном под Москвой патриархом Никоном. Близки к ним по стилю знаменитые храмы Ярославля — церковь Ильи Пророка и ансамбли в Коровниках и Толчкове. Как пример наиболее известных в Москве зданий XVII в. можно назвать церковь Николы в Хамовниках (у станции метро "Парк культуры"), церковь Рождества Богородицы в Путинках (недалеко от площади Пушкина), церковь Троицы в Никитниках (неподалеку от метро "Китай-город").
Декоративное начало, знаменовавшее собой обмирщение искусства, нашло отражение и при строительстве или перестройке крепостных сооружений. К середине века крепости утратили свое военное значение, и четырехскатная крыша сначала на Спасской, а затем и на других башнях Московского Кремля уступила место великолепным шатрам, подчеркнувшим спокойное величие и торжественную мощь сердца столицы России.
В Ростове Великом в форме кремля была сооружена резиденция опального, но властного митрополита Ионы. Этот кремль не являлся крепостью, а его стены имели чисто декоративный характер. Стены крупных русских монастырей, возведенные после польско-литовскошведской интервенции (Троипе-Сергиева монастыря, Спасо-Ефимиева монастыря в Суздале, Кирнлло-Белозерского монастыря под Вологдой, московских монастырей), следуя общей моде, также украшались декоративными деталями.
Развитие древнерусской каменной архитектуры завершилось складыванием стиля, получившего название "нарышкинского" (по фамилии главных заказчиков), или московского, барокко. В этом стиле сооружены надвратные церкви, трапезная и колокольня Новодевичьего монастыря, церковь Покрова в Филях, церкви и дворцы в Сергиевом Посаде, Нижнем Новгороде, Звенигороде и др.
Для московского барокко характерно сочетание красного и белого цветов в убранстве зданий. Четко прослеживаются этажность построек, применение в качестве декоративных украшений колонн, капителей и т.п. Наконец, почти во всех зданиях "нарышкинского" барокко можно увидеть в карнизах построек декоративные раковины, которые впервые были возведены еще в XVI в. итальянскими мастерами при украшении Архангельского собора Московского Кремля. Появление московского барокко, имевшего общие черты с архитектурой Запада, свидетельствовало о том, что русская архитектура, несмотря на своеобразие, развивалась в рамках общеевропейской культуры.
В XVII столетии переживает расцвет деревянное зодчество. "Восьмым чудом света" назвали современники знаменитый дворец Алексея Михайловича в подмосковном селе Коломенское. Этот дворец имел 270 комнат и около 3 тыс. окон и оконцев. Он был построен русскими мастерами Семеном Петровым и Иваном Михайловым и просуществовал до середины XVIII в., когда был разобран при Екатерине II из-за ветхости.
Живопись. Обмирщение искусства с особой силой проявилось в русской живописи. Крупнейшим художником XVII столетия был Симон Ушаков. В его широко известной иконе "Спас Нерукотворный" хорошо заметны новые реалистические черты живописи: объемность в изображении лица, элементы прямой перспективы.
Тенденция к реалистическому изображению человека и обмирщению иконописи, характерная для школы С. Ушакова, тесно связана с распространением в России портретной живописи "парсуны" (персоны), изображавшей реальные персонажи, например, царя Федора Ивановича, М.В. Скопина-Шуйского и др. Однако техника художников была еще аналогична иконописной, т.е. писали на досках яичными красками. В конце XVII в. появились первые парсуны, написанные маслом на холсте, предвосхитившие расцвет русского портретного искусства в XVIII в.

Взято из Орлова.

URL
   

Исторические записки

главная