18:57 

Внутренняя политика СССР в 20-30е годы (статьи маленькие - на что-то большее сил нет)

Детё света
Российская революция и национальный вопрос. Полоса революций, вспыхнувших в разных странах в конце Первой мировой войны и вскоре после нее, была тесно связана с проблемой межнациональных отношений. Особенно остро эта проблема стояла в многоэтнических империях, в том числе и в Российской.
Февраль 1917 г. предоставил возможность жителям национальных окраин России сделать выбор между нахождением в составе единого государства, той или иной формой автономии или обретением государственного суверенитета. Наиболее отчетливо стремление к созданию национальных государств проявлялось в это время в Финляндии и Польше, но последняя была оккупирована германскими войсками. На Украине возникла состоявшая пре-имущественно из социалистов Центральная рада — своеобразная форма национального представительства. Она сформировала Генеральный секретариат (правительство) во главе с писателем В. К. Винниченко. Эти новые органы власти провозгласили автономию Украины. Временное правительство настороженно относилось к попыткам обретения самосто-ятельности отдельными частями страны, в его рядах преобладали сторонники сохранения единого государства.
Приход большевиков к власти предоставил национальным окраинам свободу в выборе своей судьбы. Опубликованная в ноябре 1917 г. Декларация прав народов России провозглашала в качестве незыблемых принципов политики советского государства равноправие и суверенитет народов, обеспечение их права на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельных государств. Тезис о самоопределении важнейшим в национальной программе большевиков. Особое значение он получил в период утверждения советской власти, так как, провозглашая эту идею, советское правительство стремилось привлечь на свою сторону нерусскую часть населения страны, расширить социальную базу. При этом было бы упрощением говорить о том, что большевики делали ставку на распад страны. Они в то время мечтали о мировой революции, поэтому на повестке дня стоял вопрос о том, что временное отделение все равно станет прологом к созданию «Всемирной Республики Советов».
Образование Российской Федерации. После октябрьская ситуация характеризовалась обострением центробежных тенденций в государстве. «Не только отдельные области страны, но и города, волости, селения и даже каждое отдельное лицо чувствовали себя совершенно независимыми, ни с чем не связанными, ничему общему не подчиненными, - писал один из современников. — Все спасались кто как мог: устраивали собственное управление, пытались организовать снабжение продовольствием, издавали свои законы, создавали суд, печатали деньги, устанавливали налоги. При этом в большинстве мест не один, а два три органа претендовали на полноту власти». Рыхлость советской власти, не имевшей поначалу четкой структуры и официальное провозглашение широких национальных свобод породили множество самых разнообразных государственных форм, появившихся в различных частях бывшей империи. К тому же сформировалось несколько национальных правительств. Некоторые из них стремились к полной самостоятельности (в Финляндии, Прибалтике), и те, которые выступали за автономное существование в составе России (Алаш-Орда в Казахстане), В январе 1918 г. III Всероссийский съезд Советов провозгласил создание федеративного государства. Российская Советская Республика учреждалась на основе добровольного союза разных народов как объединение советских национальных республик. Эти положения были отражены также и в первой советской Конституции, которая подтвердила провозглашенное декретами советской власти равноправие национальностей и рас.
Новые государства на карте бывшей империи. Правительство большевиков сделало ставку на повсеместное утверждение власти Советов. Проводниками его линии стали местные партийные комитеты. Соперничество между национальными правительствами и органами советской власти часто перерастало в вооруженные столкновения. Например, в начале 1918 г. на Украине советские части с боями вошли в Киев, свергнув власть Центральной рады. Это и многие другие столкновения происходили в дальнейшем на фоне борьбы большевиков со своими противниками из лагеря социалистов и с белыми армиями.
Важную роль в развитии ситуации в национальных окраинах сыграли иностранные войска. Особенно ярко это проявилось в западной части страны, оккупированной Германией в соответствии с положениями Брестского мира. После ухода немцев в конце 1918 г. результатом борьбы между большевиками и их противниками стало утверждение в Белоруссии, Литве, Латвии и Эстонии советской власти. Правда, в Прибалтике она продержалась недолго. Здесь образовались независимые государства с антикоммунистическими правительствами.
Часть Закавказья после подписания Брестского мира оказалась под властью Турции. В другой его части сформировались Азербайджанская, Армянская и Грузинская республики. Ими руководили представители местных социалистических партий, отрицательно настроенных по отношению к большевикам. После ухода турок осенью 1918 г. закавказские правительства в течение некоторого времени опирались на помощь Англии (как и власти прибалтийских государств).
По мере укрепления своей власти и усиления Красной Армии большевики стали все чаще использовать военную силу для утверждения «рабоче-крестьянских правительств» на территориях бывших национальных окраин. При этом частям Красной Армии «изнутри» помогали местные революционные комитеты, «обращавшиеся с просьбой» о помощи. По такому сценарию в 1920—1921 гг. произошло установление советской власти в закавказских республиках.
Ко времени окончания гражданской войны на основных ее фронтах территория бывшей Российской империи представляла собой целую мозаику различных национально-государственных образований. Основную часть занимала РСФСР. В ее составе находилось несколько автономий — Башкирская, Татарская, Чувашская, Киргизская (Казахская), Вотякская (Удмуртская), Марийская и Калмыцкая. Существовали также две трудовые коммуны — немцев Поволжья и Карельская. Статус самостоятельных советских республик имели Белоруссия, Украина и Закавказская федерация (в нее входили Азербайджан, Армения и Грузия), а также Дальневосточная, Бухарская и Хорезмская республики. Независимыми государствами, где советская власть в ходе гражданской войны так и не утвердилась, стали Финляндия, Польша, Латвия, Литва и Эстония.

Образование СССР. Летом 1919 г. были предприняты первые шаги по созданию военного союза советских республик. При этом подразумевалось объединение не только боевых усилий, но и хозяйственных органов, железных дорог и финансов, но гражданская война помешала реализовать этот план. Он снова встал на повестку дня в 1922 году, Республиканские съезды Советов РСФСР, Белоруссии, Украины и РСФСР высказались за объединение на основе добровольности, равноправия и сохранения за каждой республикой права свободного выхода из союзного государства.
30 декабря 1922 года состоялся I съезд Советов СССР. Его делегаты утвердили Декларацию и Договор об образовании Союза Советских Социалистических Республик. В первом из этих документов излагались обстоятельства, вызвавшие необходимость создания единого государства, во втором определялся круг вопросов, подлежавших ведению верховных органов власти Союза, структура этих органов, вводилось единое союзное гражданство. В январе 1924 г. на II Всесоюзном съезде Советов была утверждена Конституция СССР. Она включила в себя положения Декларации и.Договора. Высшим законодательным органом стал Съезд Советов СССР, в промежутках между съездами работал двухпалатный ВЦИК. Его председателем в течение многих лет был М. И. Калинин.
Объединение советских республик было закономерным явлением. Большевистский режим сформировался как однопартийный. Части одной и той же партии — ВКП(б) — руководили бывшими национальными окраинами. Партия была построена на жесткой дисциплине, подчинении низов верхам. По этой же схеме происходила и перестройка отношений между советскими республиками. По сути, союз государств стал калькой с партийной организации. В этом смысле предлагавшийся наркомом по делам национальностей И. В. Сталиным план «автономизации» был даже в чем-то более «честным», чем реализованная в Договоре и Декларации о создании СССР идея В. И. Ленина о полном равноправии республик. Ведь федеративное на словах государство на деле было унитарным — суверенными правами субъекты союза фактически не обладали.
Но в создании СССР была и еще одна сторона. В союзном государстве объединились народы, которые на протяжении столетий были связаны одной исторической судьбой. Их прошлое было овеяно героическими подвигами в совместных сражениях с неприятелями. Тесно переплелись хозяйственные связи и культурные традиции народов. История давала им еще один шанс для продолжения строительства общего дома.

Ссылка




«Временное отступление». После прихода большевиков к власти коренным образом изменилось место России в мировой истории. В результате революции 1917 года появился новый, уникальный политический строй — советская власть, прикрывавшая диктатуру партии. Правящая партия поставила целью построение невиданного общества — «бестоварного, бесклассового, безгосударственного». Хотя Россия и была относительно отсталой в экономическом отношении страной, ее большевистские правители отстаивали идеи, устремленные в будущее, привлекавшие в то время многих людей. Опыт, который в процессе «строительства социализма» накапливал СССР, учитывался как сторонниками, так и против-никами идей социального равенства.
Проводившаяся большевиками в условиях гражданской войны политика «военного коммунизма» самым непосредственным образом была связана с реализацией социалистических идей в экономической сфере.

Однако ее дальнейшее осуществление оказалось невозможным по причинам политического характера: большевики рисковали потерять власть. В 1921 г. они столкнулись с новой волной крестьянских восстаний, забастовками рабочих. Наиболее болезненным для большевиков было выступление моряков Кронштадта, требовавших пересмотра хозяйственной политики и демократизации советского строя. В результате в марте 1921 г. на X съезде РКП(б) было принято решение перейти к «новой экономической политике» (НЭП). Наиболее важной характеристикой смены курса была замена хлебной разверстки заранее устанавливавшимся налогом. После уплаты налога крестьяне получали возможность продавать излишки своей продукции.
Наряду с восстановлением товарно-денежных отношений НЭП предусматривал сосуществование нескольких форм собственности — государственной, коллективной, частной. Были созданы условия для развития частного предпринимательства в сфере мелкого производства и торговли. В области внешнеэкономической деятельности делалась ставка на создание концессий. Несмотря на возрождение многоукладности в хозяйстве страны, «командные высоты» занимал государственный сектор. При этом осуществлялась децентрализация управления отдельными отраслями, наиболее крупные и технически оснащенные фабрики и заводы объединялись в тресты. Предприятия переводились на хозрасчет («безубыточность и прибыльность»), проводилось материальное стимулирование рабочих. Правительство пыталось придать развитию экономики плановый характер: еще в 1920 г. был утвержден план электрификации России (ГОЭЛРО), в 1921 г. возникла Государственная общеплановая комиссия (Госплан).
Не имея поначалу теоретической концепции НЭПа, В. И. Ленин и его соратники объявили о «временном отступлении», поскольку многие члены партии видели в новом курсе «капитуляцию перед капитализмом». К тому же отступление осуществлялось только на хозяйственном фронте, возможность смягчения политического режима вожди партии категорически отвергали. «Мы будем держать меньшевиков и эсеров, все равно, как открытых, так и перекрашенных в «беспартийных», в тюрьме», — отвечал В. И. Ленин тем, кто предлагал возродить демократию в рамках советской системы. Более того, в самой партии оставалось все меньше возможностей для свободного выражения мнений. X съезд (б) принял резолюцию «О единстве партии», предписывавшую исключать из партийных рядов тех, кто формирует «платформы» и «фракции». Борьба с инакомыслием стала характерной чертой жизни в Совет-ской России. Например, в соответствии с рекомендацией Ленина «излавливать постоянно и систематически высылать» из страны критически настроенных профессоров и писателей, в 1922 г. из Петрограда за границу был отправлен пароход, на котором находилось около двухсот видных представителей отечественной науки и культуры.
Здание Моссельпрома с рекламой В. Маяковского. Художник В. СтепановаВошло в практику и преследование священнослужителей. По обвинению в антисоветской деятельности был арестован патриарх Тихон, избранный на свой пост Поместным собором Русской Православной .Церкви в 1917 году. Несмотря на принятый после революции декрет об отделении церкви от государства, после смерти Тихона в 1925 г. власти не позволили избрать нового патриарха. По современным данным, в советское время было уничтожено 200 тыс. священнослужителей, около полумиллиона подверглись репрессиям. Необходимость борьбы с тяжелейшим голодом, поразившим страну в 1921 г., стала доводом для изъятия церковных ценностей (их общая стоимость составила 2,5 млрд. руб. золотом, в действительности на закупку продовольствия пошел лишь 1 млн.).
Результаты и противоречия НЭПа. Благодаря введению НЭПа большевики решили две важнейшие задачи. Во-первых, они сумели изменить настроения в обществе (прежде всего в деревне) и удержаться у власти. Во-вторых, в течение нескольких лет удалось восстановить хозяйство страны. В 1925 г. был превзойден довоенный уровень сельскохозяйственного производства, в 1927 г. — промышленного. Создавались условия для нового этапа индустриализации страны.
Реанимированные принципы рыночной экономики пробудили частную инициативу. Повсюду открывались палатки, магазины, чайные, столовые, рестораны и т. д. В розничной торговле к началу 1923 г. на Долю частников приходилось более 83% всего оборота (зато в оптовой торговле преобладал государственный сектор — 77,3%). Вот как описывал нэповские метаморфозы один из современников: «...вместо пустого мертвого, совершенно разоренного города (речь идет о Ростове — Авт.) с заколоченными магазинами, который я недавно оставил, я нашел живой, торговый город, все магазины которого заполнены товарами, начиная с пирожных и кончая мехами и брильянтами, совершенно открыто продаются, покупаются, уплачиваются миллионы рублей за вещи, толпа шумит, женщины блестят нарядами, мехами и Жемчугами, театры все открыты и всюду переполнено».
Стабилизировалась финансовая система страны. В октябре 1921 г. был учрежден Государственный банк РСФСР, решавший задачу кредитования промышленности, сельского хозяйства и торговли. В ходе денежной реформы 1922— 1924 гг. вводилась твердая валюта - золотой червонец. В отечественную экономику снова стал инвестироваться иностранный капитал. Получив от государства в концессию источник природных ресурсов либо предприятие, зарубежные фирмы вкладывали в него денежные средства (закупка оборудования, оплата рабочей силы. Продукция реализовывалась затем государственными органами, прибыли поступала в государственный бюджет.
Восстановление экономики протекало в сложных условиях: государство, вынужденное ввести НЭП, дать некоторую свободу рыночному хозяйству, выступало как противник капитализма, объявляло «нэпманов» своими главными врагами, не устанавливало твердых правовых гарантий хозяйственной деятельности. Тяжелый налоговый гнет, под которым оказались наиболее крепкие крестьянские хозяйства, монополия внешней торговли сдерживали рост товарности аграрного сектора. Крестьянские семьи потребляли 85% произведенной продукции. Они располагали лишь минимальными финансовыми средствами для приобретения фабричных товаров. Налаживанию прочного товарообмена между городом и деревней мешали и «ножницы цен» — на фоне относительной дешевизны сельскохозяйственной продукции промышленные товары стоили баснословно дорого. Например, если в 1913 г. крестьянин, продав пуд ржи, мог купить 5,7 аршина ситца, то в 1924 г. — почти в четыре раза меньше, стоимость сенокосилки подскочила в 4,5 раза. Поскольку широкий рынок для товаров промышленности отсутствовал, ее рост происходил медленными темпами.
В городах трудовые ресурсы оказывались невостребованными, к 1928 г. безработица охватила почти 2 млн. человек.

Несмотря на все сложности, уже первые годы функционирования новой экономической модели показали ее жизнеспособность. В. И. Ленин говорил о том, что НЭП введен «всерьез и надолго» (хотя коммунистов, не желавших идти на сделку с капитализмом, он уверял, что большевики еще вернутся к «террору экономическому»). Всемерное развитие кооперации в деревне при условии государственной власти рабочего класса, как полагал вождь партии, позволило бы Советской России прийти к социализму. В 1925 г. произошло «расширение НЭПа в деревне»: крестьянам разрешили арендовать землю, применять наемный труд. Отменялись репрессивные меры против частной торговли, снижался продналог. Один из ведущих партийных теоретиков Н. И. Бухарин рекомендовал крестьянам обогащаться, развивать свое хозяйство, не боясь, что их «прижмут».
«Культурная революция». Российская революция стала символом коренной ломки всех общественных устоев, так или иначе связанных с наследием «тяжелого прошлого». Менялся не только политический и экономический строй — рождались новые эстетические принципы, люди по-новому осознавали свое место в обществе. Революция дала толчок появлению новых взглядов на бытовые проблемы, семейные отношения и т. д. Новаторские идеи соседствовали, однако, с крайне низким уровнем образования и бытовой культуры населения страны. Поэтому В. И. Ленин говорил о «культурной революции» как необходимом условии движения к социализму.
«Наиболее важной и ударной задачей» народного просвещения, которая была тесно связана с хозяйственным возрождением страны, государство считало ликвидацию неграмотности. Было организовано Всероссийское добровольное общество «Долой неграмотность», открывавшее школы для взрослых. В 1925 г. в них обучалось 1,5 млн. человек. Повсеместно начинали работу избы-читальни и библиотеки (из тех, которые действовали и ранее, изымалась «идеологически вредная» литература). С 1923 г. начала расти сеть начальных общеобразовательных школ. Перед органами народного образования была также поставлена задача воспитания «советской интеллигенции». Для подготовки пролетарской молодежи к поступлению в высшие учебные заведения создавались рабочие факультеты (рабфаки). Преподаватели общественных дисциплин получали образование в Институтах красной профессуры.
В Советской России широко развернулась борьба за обновление быта. Строились «дома-коммуны», открывались рабочие клубы, театральные студии, спортивные площадки. На черноморские курорты стали ездить рабочие и их дети. В жизнь входили новые, «социалистические» обряды (регистрация брака в государственном учреждении вместо венчания, «октябрины» вместо крестин), новые имена (например, Владлен, Вилен — в честь В. И. Ленина). В дни пролетарских праздников устраивались массовые манифестации. (При этом, несмотря на массированную антирелигиозную пропаганду, вплоть до 1930 г. выходными официально считались и 12 церковных праздников.) Зрелищем, сочетавшим элементы сценической постановки и политического митинга, были театрализованные суды — над «классовыми врагами», нарушителями производственной дисциплины, хулиганами.
Однако полностью ликвидировать такие «родимые пятна капиталистического прошлого», как преступность, пьянство, проституция, не удалось. В 1925 г. был отменен введенный еще в начале Первой мировой войны «сухой закон». (Торговля водкой стала давать до 12% государственного бюджета.) Потребление алкоголя в рабочей среде с 1924 по 1928 г. выросло в 8 раз. Еще одной тяжелой проблемой городского быта стала острая нехватка жилья, поскольку рост населения городов зна-чительно опережал темпы жилищного строительства.
Наследники Ленина. В конце мая 1922 г. В. И. Ленин тяжело заболел. Вплоть до своей кончины в январе 1924 г., несмотря на кратковременные периоды возвращения к государственной деятельности, он уже не мог управлять работой партийного аппарата и правительства. Еще при жизни Ленина в верхах партии разгорелась ожесточенная борьба за власть. Особенностью этой борьбы было то, что личные устремления ее участников скрывались за фасадом столкновения мнений о дальнейших путях развития СССР.
В 1922—1925 гг. на первый план вышло противоборство между И. В. Сталиным (в 1922 г. он стал генеральным секретарем партии) и наркомом по военным и морским делам, председателем Реввоенсовета республики Л. Д. Троцким. Троцкий стоял на позициях ограничения нэповских уступок частному капиталу, подхлестывания мировой революции. Сталин в ответ выдвинул идею о возможности построения «социализма в отдельно взятой стране». В экономическом плане он выступал с более умеренных позиций, предусматривавших постепенную, без резких перемен, эволюцию НЭПа.
Сталин, в отличие от Троцкого, более умело манипулировал другими участниками кремлевских интриг. Он поначалу блокировался с наиболее авторитетными членами Политбюро ЦК партии — Л. Б. Каменевым (заместитель председателя Совнаркома, председатель Моссовета) и Г. Е. Зиновьевым (председатель Исполкома Коминтерна и Петроградского Совета) и, опираясь на них, получил ре-шающий перевес в борьбе с Троцким. Устранив его с высших партийных и государственных постов, Сталин разделался с бывшими союзниками. Новую опору он нашел в лице «любимца партии» (по выражению Ленина) Н. И. Бухарина и своих «выдвиженцев» — В. М. Молотова, К. Е. Ворошилова, В. В. Куйбышева.
Козырной картой Сталина в борьбе за большевистский Олимп было его влияние в партийном и советском аппарате. «Страной управляют на деле не те, которые выбирают своих делегатов... на съезды Советов при советских порядках. Нет. Страной управляют фактически те, которые овладели на деле исполнительными аппаратами государства, которые руководят этими аппаратами» — так характеризовал генеральный секретарь реальные рычаги власти в государстве. «Исполнительные аппараты» советской системы, о которых говорил Сталин, были полностью подконтрольны ВКП(б). И здесь на всех уровнях генсек сумел расставить своих людей, что обеспечивало ему преимущество в партийных дискуссиях и позволяло осуществлять необходимые шаги на деле.
Троцкий, примкнувшие к нему в дальнейшем Каменев, Зиновьев и другие оппоненты Сталина пытались критиковать его за аппаратные методы работы, говорили о необходимости возвращения к ленинским временам внутрипартийной демократии (действительно, некоторая свобода мнений в партии тогда существовала). Но генсек в таких случаях «переходил на личности», припоминая оппонентам различные грешки. Особенно уязвимыми были позиции Троцкого — в течение многих лет (до 1917 г.) он вел жесткую идейную борьбу с Лениным. К тому же необходимость демократизации внутрипартийных устоев в условиях борьбы с внутренними и внешними врагами многим вовсе не казалась очевидной. Напротив, партийная организация в годы гражданской войны приобрела армейские черты. Активные партийцы мечтали не о дискуссиях, а о новом походе против «буржуев».

Ссылка




Особенности модернизации в СССР. Надежды большевистских вождей на то, что социалистическая революция получит всемирный размах, не оправдались. Следовательно, не удалось осуществить план, в соответствии с которым помощь в построении социализма Советской стране должен был оказать пролетариат Запада, где имелись достаточно прочные демократические устои и развитая индустрия. Строить новое общество пришлось в условиях «капиталистического окружения».
Объективно перед СССР стояла задача продолжить модернизацион-ные процессы, начало которым было положено во второй половине XIX века. Получившая старт в то время индустриализация страны никак не противоречила задачам большевиков. Напротив, в соответствии с учением Маркса именно высокий уровень развития промышленности создавал предпосылки для обобществления производства и, следовательно, закладывал экономические основы социализма. К тому же большевики имели дело с крестьянской страной, а своей социальной опорой считали прежде всего пролетариат. Поэтому и с точки зрения социальных последствий индустриализации большевики были в ней заинтересованы — необходимо было увеличить удельный вес рабочих в обществе.
Противоборство с капиталистическим миром также требовало создания основ индустрии. Экономические показатели наиболее развитых стран были для СССР ориентиром, и руководством страны выдвигался лозунг «Догнать и перегнать!». Партийная пропаганда постоянно твердила еще и о возможном военном столкновении с «империалистами». В ходе индустриализации в Советском Союзе первостепенное значение придавалось развитию военных отраслей промышленности. Милитаризация экономики стала ее ключевой характеристикой.
Важнейшей особенностью модернизации 20—30-х гг. было то, что она происходила в условиях совершенно нового государственного строя — советского. Ее сопровождал процесс коренной ломки традиционно сложившихся хозяйственных укладов, изменения форм собственности, глубочайших перемен в социальной структуре и общественном сознании.
«Развернутое наступление социализма по всему фронту». Несмотря на постоянное обсуждение планов развития страны на съездах ВКП(б) и Советов, деятельность Госплана, осуществление социалистичес-кой модернизации (индустриализации и коллективизации сельского хозяйства) происходило совсем не так, как предполагали эти коллективные органы, не так, как рассчитывали ученые-экономисты. Все реальные нити управления экономическими процессами оказались в руках одного человека — Сталина. Именно его указания определяли ход развития событий. Еще в конце 1927 г. на XV съезде партии, который проходил в условиях хлебозаготовительного кризиса, генсек говорил о необходи-мости решения проблем «мерами экономического порядка и на основе советской законности». Однако уже в начале 1928 г. во время поездки по Сибири он неожиданно выступил за переход к чрезвычайным мерам при хлебозаготовках. Фактически это означало возвращение к методам «военного коммунизма» по отношению к крестьянству. Так начался отход от нэповской экономической модели.
Весной 1929 г. были утверждены контрольные цифры первого пятилетнего плана, базировавшегося на принципах НЭПа. Этот план предусматривал опережающий рост промышленности, прежде всего тяжелой, хозрасчетные принципы деятельности предприятий. Однако уже летом 1929 г. по инициативе Сталина плановые задания по развитию тяжелой промышленности были резко увеличены. Выдвигался лозунг «Пятилетку в четыре года!». Ставка на форсированные темпы индустриализации сопровождалась ликвидацией частного сектора в промышленности и торговле, а также иностранных концессий. Главным источником средств для строительства заводов, электростанций, железных дорог явились хлебный экспорт, займы у населения, продажа алкоголя, денежная эмиссия (рост денежной массы в два раза превышал выпуск предметов потребления).
С 1929 г. развернулось наступление на крестьянство под лозунгом проведения «сплошной коллективизации» и «ликвидации кулачества как класса». Реализация этих лозунгов представлялась в качестве «социалистической реконструкции» сельского хозяйства. От поддержки различных форм сельскохозяйственной кооперации и соревнования с кулаком на «экономическом поле» государство перешло к насильственному насаждению колхозов и полному изъятию собственности «крепких» хозяев («...своя родимая власть забрала до нитки. Одеяло у детишек взяли», — писал в Москву с Дона М. А. Шолохов о судьбе одного из раскулаченных, бывшего красного командира). Под напором крестьянских выступлений в 1930 г. Сталин был вынужден объявить о приостановлении темпов коллективизации, сославшись на излишнюю ретивость местных властей. Однако вскоре из Центра последовали новые указания о сплошной и быстрой коллективизации.
Происходившие в стране перемены знаменовали конец эпохи «гражданского мира». Генеральный секретарь выдвинул теоретический тезис об обострении классовой борьбы по мере продвижения к социализму. Уже в 1928 г. началось выявление «вредителей», мешавших делу социалистического строительства. Состоялся показательный процесс над группой инженерно-технических работников Донбасса — «членов вредительской организации» (в действительности ни в чем не виновных). Раскулачивание сопровождалось массовой высылкой крестьянских семей в неосвоенные районы Сибири и Северного Казахстана. Введение в 1932 г. паспортной системы привело к массовой «чистке» городов. Страна покрылась сетью лагерей, колоний и трудовых поселений. Использование принудительного труда стало неотъемлемой частью «социалистической системы хозяйства».
Советская экономическая модель. Результатом индустриализации и коллективизации в СССР стало формирование новой, невиданной ранее хозяйственной модели. Из сферы экономики ушло понятие частной собственности, вместо нее почти безраздельно утвердились другие формы — государственная и колхозно-кооперативная. Все рычаги управления экономической жизнью были сосредоточены в руках государства. Оно утвердило плановые начала хозяйственной жизни, их основой стали пятилетки. Многие историки называют такую систему «командно-административной».
Казалось бы, в СССР сформировались предпосылки для равномерного развития всех отраслей промышленности и удовлетворения, по крайней мере, самых насущных потребностей населения. На практике, однако, этого не произошло. В стране сформировалась экономика хронического дефицита — постоянно недоставало самых элементарных товаров народного потребления.
Советский Союз превратился в индустриальную державу. Тяжелая промышленность СССР за годы первых пятилеток достигла впечатляющих успехов. Сформировались новые индустриальные центры, были построены тысячи новых предприятий. По целому ряду промышленных показателей СССР вышел на ведущие позиции в мире. Резко возросла военная мощь страны. Однако у этих успехов была и оборотная сторона. Мобилизуя командным путем все силы на осуществление индустриализации, государство не могло обеспечить стимулов для внутреннего развития экономики. Напротив, созданная экономическая модель оказалась трудновосприимчивой к достижениям технического прогресса.
Промышленный рост сопровождался катастрофическим спадом в аграрном секторе. В результате коллективизации валовая продукция сельского хозяйства в целом в 1933 г. сократилась по сравнению с 1928-м на 23%, в животноводстве спад составил 52%. Результатом внедрения колхозов и политики «ликвидации кулачества как класса» стал массовый голод на Украине, в Казахстане и в ряде районов Юга России в 1932—1933 годах. По разным данным, в это время умерло от 3 до 5 млн. человек. В городах была введена карточная система распределения продуктов. Даже Бухарин, еще до того как Сталин причислил его к своим противникам, называл государственную политику в отношении крестьянства «военно-феодальной эксплуатацией». Фактически после ликвидации частных земледельческих хозяйств с исторической арены ушел существовавший веками тип российского крес-тьянина-общинника.
Крестьянство стало источником пополнения рядов рабочего класса. В стране увеличилось городское население, был дан новый толчок ур-банизационным процессам. В ходе индустриального строительства шло освоение все новых районов Севера и Сибири.
«Вождь мирового пролетариата». Резкая смена политического курса, предпринятая Сталиным в 1928 г., стала прологом для нового витка борьбы в партийном руководстве. Главного теоретика строительства социализма на базе развития нэповских принципов Бухарина (нового председателя Исполкома Коминтерна) генеральный секретарь обвинил в «правом уклоне». К сторонникам Бухарина принадлежали председатель Совнаркома А. И. Рыков и глава профсоюзов М. П. Томский. Все они не планировали создания какой-либо оппозиционной группы, однако Сталин «жаждал крови», стремясь к единоличному утверждению на вершине власти. В 1929 г. члены «правоуклонистской, капитулянтской» группы были заклеймены на пленуме ЦК партии и впоследствии лишены своих постов.
Одновременно с кампанией борьбы против «правого уклона» в стране набирала ход пропагандистская шумиха по возвеличиванию Сталина. В бесконечном потоке приветственных речей, статей и писем по поводу 50-летия генерального секретаря, которое отмечалось в декабре 1929 г., представал образ величайшего деятеля эпохи. Сталин наряду с Лениным был провозглашен творцом Октябрьской революции, организатором победы в гражданской войне. Именно он после смерти Ле-нина сформулировал теоретические основы деятельности партии, разгромил «оппозиционеров» в ее рядах. Наконец, Сталин стал вождем мирового революционного движения. Главным организатором мифотворчества пропагандистов был сам виновник торжеств.
Выступая на XVI съезде партии в 1930 г., Сталин отмечал, что это первый за многие годы съезд, на котором нет оппозиций и споров. Действительно, начиная с этого времени в партийных верхах больше не существовало видимых противоречий. С другой стороны, как показывают исследования современных историков, еще оставались небольшие группы коммунистов, критически относившихся к действиям Сталина. Но они уже не могли предпринять каких-либо шагов, для того чтобы открыто высказать свое мнение или добиться перевыборов лидера партии. Несмотря на отсутствие видимой оппозиции, после убийства главы ленинградской парторганизации С. М. Кирова 1 декабря 1934 г.
в стране развернулась новая волна репрессий, пик которой пришелся на 1937 год. Их жертвами оказались партийные и советские работники, командный состав Красной Армии, недобитые «классовые враги», миллионы простых людей.
Было бы большим упрощением связывать отход от НЭПа, начало форсированного «строительства социализма», создание культа вождя, репрессивную политику только лишь с честолюбивыми устремлениями и злой волей самого Сталина. Навязывая партии и государству свой курс, он объективно реализовывал национальные интересы (индустриализация), использовал желание многих коммунистов решать стоявшие перед страной задачи «революционным» путем (коллективизация). Выявление «вредителей» и «шпионов» позволяло списывать на их происки хозяйственные просчеты. Расправы со старыми партийными кадрами освобождали пространство для нового поколения управ-ленцев, мечтавших занять «место под солнцем».
Изменения в общественном сознании. Протекавшие в Советском Союзе в 20—30-е гг. социально-экономические процессы коренным образом сказывались на ментальности, мировоззренческих ценностях народа.
Изменения в духовной сфере теснейшим образом были связаны с деятельностью государства. Лишив людей веры в Бога, власть, несмотря на материалистические постулаты марксизма, насаждала новый коммунистический культ со своими «святыми» и «мучениками». Появились новые мощи и место паломничества (Мавзолей В. И. Ленина), на смену крестным ходам пришли «демонстрации трудящих-ся». Постепенно вровень с усопшим идолом встал живой, появился целый «иконостас» более мелких партийных вождей. Массовый характер приняло переименование городов, улиц, в названиях которых увековечивались имена Сталина и его соратников.
Каждому жителю страны предписывалось свято верить в торжество коммунистических идеалов. Школа, литература, пресса, радио и кино, все более широко входившие в жизнь, полностью были поставлены на службу партийной пропаганде. В сознание людей внедрялись новые нравственные ценности. Морали соответствовало только то, что приближало победу социализма, способствовало укреплению государства, победе над классовым врагом.
Под контролем ВКП(б) оказались все существовавшие в стране общественные организации. Партия увеличивала их количество, создавая детские, юношеские, культурно-массовые, спортивные общества. Но при этом в области литературы и искусства наблюдался обратный процесс: разнообразные творческие объединения ликвидировались, для писателей, художников, архитекторов и других представителей интеллигенции были образованы единые союзы.
Пропаганда сталинского времени в условиях практически полной изоляции населения от внешнего мира работала очень эффективно. В определенном смысле продолжала действовать инерция веры в «доброго царя». С чем, как не с государством, связывать свои надежды? Миллионы советских людей загорались идеалами борьбы за коммунистическое будущее, безоговорочно верили партийным руководителям, принимали нормы «революционной морали». Ярким проявлением нового отношения к труду стали социалистическое соревнование и ударничество. Следуя примеру новаторов производства (шахтера А. Г. Стаханова, ткачих Е. и М. Виноградовых, трактористки П. Н. Ангелиной), тысячи рабочих и колхозников включались в борьбу за высокие производственные показатели. Героев труда славили в песнях и кинофильмах, государство обеспечивало им более высокий уровень жизни, награждало орденами.
Впрочем, не стоит думать, что энтузиазм был всеобщим. Опубликованные сейчас документы из архивов НКВД позволяют судить о том, что многие были настроены по отношению к власти весьма критически. Вот что говорили в деревнях, например, во время обсуждения «сталинской» конституции 1936 года: «При перевыборах Советов надо выбирать беспартийных и бывших кулаков. Эти люди умнее коммунистов и не желают чужого, а коммунисты только грабят народ», «Есть самим нечего, а тут все отдавай государству». Дневниковые записи многих представителей интеллигенции демонстрируют неприятие сталинского режима (из дневника писателя М. М. Пришвина: в Москве шутят «Ну, как поживаете?» — «Слава Богу, в нынешнем году живем лучше, чем в будущем»).
Новый облик государства. Активно изменяя все стороны общественной жизни, менялось и само госу-дарство. Окончательно утратили реальные рычаги политической власти Советы всех уровней. Они полностью попали под контроль партийных органов. Люди стали связывать с Советами в лучшем случае надежды на решение каких-либо бытовых проблем. Никто всерьез не помышлял о том, что на практике можно реализовать гражданские права и свободы, о которых говорилось в Конституции 1936 года. Главный закон государства закрепил «победу социалистического строя», его политическую (Советы) и экономическую (социалистическую собственность и систему хозяйства) основы. Высшим органом законодательной власти стал Верховный Совет СССР. К этому времени, после проведения национально-административного размежевания в Средней Азии и ликвидации ЗСФСР, в состав Советского Союза входили уже 11 республик (Азербайджанская, Армянская, Белорусская, Грузинская, Казахская, Киргизская, Российская Федерация, Таджикская, Туркменская, Узбекская, Украинская).
Представители партийной, советской и хозяйственной бюрократии, а также верхушка армии и органов внутренних дел составили новый общественный слой, который и стал фактическим хозяином страны. Новая элита получила возможность формировать органы власти, распоряжаться государственной собственностью, влиять на распределение всех материальных благ в стране. Разумеется, в процессе распределения учитывались прежде всего интересы самой бюрократии. Хотя кое-что «перепадало» и простым рабочим и колхозникам. В таком случае пропаганда не уставала твердить о заботе партии и государства о людях труда.
Всепроникающий контроль государства над всеми сторонами общественной жизни (вплоть до личной) позволяет говорить о том, что в Советском Союзе сформировался особый вид тоталитарного режима. Его особенностью было то, что он базировался на идеологии классового предпочтения. Враждебным и подлежащим ликвидации считалось все то, что было связано с представлением о «буржуазной», «капиталистической» системе. Но при этом и принадлежность к «классам трудя-щихся» еще не была гарантией от преследований. От каждого постоянно требовалось доказывать свою лояльность режиму.

Ссылка

URL
   

Исторические записки

главная